Самарский правовой центр Самарский правовой центр
Официальная группа Самарского правового центра
телефон приемной (846) 267-30-76

"Все профессиональные участники рынка юруслуг должны быть в равных условиях"

06.05.2015

Автор: Виктор Буробин, президент адвокатской фирмы "Юстина", к. ю. н.

Президент адвокатской фирмы "Юстина" Виктор Буробин – об интенсивной и консервативной стратегиях развития юридической отрасли России, отделении формы от содержания адвокатской работы, а также о том, какая самоуправляемая организация способна, на его взгляд, создать единое правовое пространство с едиными стандартами качества.

Сегодня ни у кого не осталось сомнений в том, что текущее регулирование юридической профессии в России крайне неудовлетворительно, аналогичные юруслуги населению оказывают две большие группы – члены профессиональных сообществ (адвокаты, нотариусы, патентные поверенные), с одной стороны, и иные юридические и физические лица – с другой. Причем единые стандарты ее предоставления "иными лицами" отсутствуют. Вывод неутешителен: единой юридической профессии, а отсюда и единой корпорации в стране нет, одни и те же правоотношения регулируются по-разному.

Дискуссии на эту тему длятся уже почти десять лет, но четкого представления того, по какому пути идти, не достигнуто, нет полного понимания рисков неверного выбора как в среде адвокатов, так и у их оппонентов – так называемых свободных юристов. На новый уровень обсуждения этой темы вывела принятая Минюстом программа "Юстиция", рассчитанная на период до 2020 года и предусматривающая унификацию рынка юридических услуг в России к 2017 году. Согласно контурам реформы, очерченным правительством, на рынке юруслуг планируется объединение "свободных юристов" на базе адвокатуры. Но означает ли это создание "адвокатской монополии"?

Взгляд из России на Сингапур, Кипр и Лихтенштейн

В юридической среде в целом созрела убежденность в том, что профессиональные юристы, включая адвокатов, в сегодняшнем цивилизационном развитии нашей страны уже не могут рассматриваться только как сословие для ведения консультационной юридической работы и написания состязательных бумаг для суда. Корпорация, вобравшая в себя всех практикующих юристов, должна стать основой гражданского общества для практической реализации концепции верховенства права, позволяющей создать в стране беспрепятственный доступ людей к праву и независимому суду для обеспечения беспристрастного контроля граждан над властными органами государства.

Нет разночтений и в том, что все профессиональные участники юридического рынка должны быть поставлены в равные условия, характеризуемые едиными правилами доступа на рынок, одинаковым и разнообразным набором организационно-правовых форм осуществления деятельности, едиными правилами осуществления работы, одинаковыми стандартами предоставления юридических услуг, этическими требованиями и контролем единой корпорации, одинаковым налогообложением и обязанностями, связанными с осуществлением публичной функции и т. д.

Сдерживающими факторами развития юридической отрасли и собственно адвокатуры в этом логичном направлении стали дуализм профессии и неконкурентоспособность наших адвокатских образований. В прокрустовом ложе существующего правового регулирования традиционная адвокатура все более замыкается на защите по уголовным делам, а юристы, работающие в сфере хозяйственного права или тяготеющие к этой отрасли, не имеют полновесной основы своей работы – гарантий статуса, предоставленных законодательством об адвокатуре.

Между тем многие страны мира рассматривают предоставление юридических услуг как отрасль экономики, приносящую доходы, – такую же, как, скажем, туризм и банкинг. Так, в Сингапуре юриспруденция – вторая после финансового сектора статья дохода в бюджете страны. Огромные объемы денежных средств добывают для своих стран юристы Кипра и Лихтенштейна. А Великобритания и США, например, широко поставляют юридические услуги на экспорт, в том числе и в Россию.

Я полагаю, что именно сейчас отечественная юридическая отрасль стоит на пороге принятия жизненно важного решения, от которого будет зависеть на ближайшую перспективу не только качественно новый уровень оказания юридических услуг гражданам и организациям, но и реализация концепции верховенства права в России. В реализации этой масштабной задачи адвокатскому сообществу принадлежит особое место. За 13 лет развития по новому закону об адвокатуре оно уже сегодня предлагает гражданскому обществу действующую систему контроля качества оказываемой юридической помощи, разработанные Кодексом этики и охраняемые органами корпоративного самоуправления этические нормы, защиту профессиональной тайны, репутационные выгоды для всех, кто пожелает вступить в ряды адвокатов.

Таким образом, на главный вопрос, который все еще вызывает споры, – как и на каких условиях объединить рынок оказания правовых услуг, – я бы не колеблясь ответил: такое независимое объединение лиц, профессионально занимающихся частной юридической практикой, возможно лишь на основе действующей адвокатуры. Никакой другой полноценной самоуправляемой организации, способной создать единое правовое пространство с единым этическим кодексом и с едиными стандартами качества, на сегодня в стране нет.

Нужно отделить форму от содержания адвокатской деятельности

Поскольку оказание квалифицированной юридической помощи является публичной функцией и получение ее, в том числе бесплатно, – конституционно гарантированное право каждого, кто в ней нуждается, то в соответствии с международными стандартами она должна осуществляться представителями независимой юридической профессии и их объединениями. Необходимыми условиями обеспечения ее качества служат наличие у претендента соответствующего образования и стажа работы по специальности, а также контроль самоуправляемой профессиональной ассоциации. Это обуславливает необходимость в законодательном порядке четко установить порядок доступа к юридической профессии и обеспечить правовое регулирование этого сегмента рынка в России.

Квалифицированность юридической помощи определяется как минимум предъявлением необходимых профессиональных требований к лицам, имеющим право ее оказывать. Субъектами оказания квалифицированной юридической помощи на постоянной основе неопределенному кругу лиц за вознаграждение могут быть только квалифицированные специалисты – адвокаты и созданные ими организации. Допуск любого юриста в России к самостоятельной частной практике по оказанию профессиональных юридических услуг неопределенному кругу лиц за плату не может быть произвольным и никак не регулироваться.

Такой допуск должен осуществляться при выполнении следующих условий (ст. 9 закона "Об адвокатуре…"): высшее юридическое образование, либо ученая степень по юридической специальности, отсутствие неснятой или непогашенной судимости, стаж работы по юридической специальности, сдача квалификационного экзамена, контроль корпорации по вопросам этики и т. д. Эти простые постулаты тоже не вызывают серьезных возражений. Но в жизни при реализации такого замысла сталкиваешься с нежеланием значительной части корпоративных юристов, а также юристов, практикующих вне адвокатуры, вступать в адвокатское сословие. Этому есть свои причины.

Возникшая идея введения "адвокатской монополии" по судебному представительству во всех видах судопроизводства не охватывает огромный рынок правового консультирования и сопутствующих правовых процедур и не решает проблемы дуализма юридической профессии. Создание параллельных саморегулируемых организаций – адвокатских палат для адвокатов и СРО для юристов-предпринимателей – лишь усугубит процесс разъединения правового рынка и не позволит добиться единых стандартов оказания квалифицированной правовой помощи.

Обеспечение стандарта качества юридической помощи возможно только при условии существования в стране единой юридической профессии. Монополия сама по себе не улучшит качества услуг. Только единая профессия может привести к принятию единого стандарта, в первую очередь – этического, а затем и профессионального. Чтобы конституционная гарантия на получение квалифицированной юридической помощи могла быть реализована, необходимо обеспечить этот стандарт, гарантирующий минимальный уровень качества, – и он должен соблюдаться любым членом корпорации. Ведь квалифицированность юридической помощи не зависит и не определяется организационно-правовой формой деятельности, а также отнесением такой деятельности к экономическим понятиям "предпринимательской" или "непредпринимательской". Нужно отделить форму от содержания адвокатской деятельности.

В действующем правовом регулировании юридического рынка, конечно, нужно оставить те организационно-правовые формы, которые предусмотрены в законе об адвокатуре – бюро, коллегии, кабинеты, консультации, но и предусмотреть возможность организации адвокатами юридических фирм в любой форме, предусмотренной ГК РФ.

И хочется и колется

Вопрос о том, в каких формах может быть организована современная адвокатура для решения новых задач и для того, чтобы вобрать в себя всех юристов современного правового рынка России, является важнейшим вопросом, возникшим в свете реформирования рынка профессиональной юридической помощи. Допустимые организационно-правовые формы адвокатской деятельности вызывали и вызывают споры. Приверженцы "традиционной" адвокатуры отрицают возможность признания адвокатской деятельности предпринимательской и, соответственно, существования коммерческих организаций, ведущих адвокатскую деятельность. Представители "бизнес-адвокатуры" настаивают на предоставлении возможности вести адвокатскую деятельность в любой организационно-правовой форме, предусмотренной законодательством для коммерческой организации.

Кстати, многие развитые правопорядки не запрещают адвокатам организовывать свою работу в виде хозяйственных обществ. И не только в виде частных закрытых обществ. В Австралии зарегистрирована первая публичная юридическая компания в Slater & Gordon. Крупнейшая в мире международная юридическая фирма Dentons располагает более чем 6500 юристами (примерно столько до недавнего времени было адвокатов в Москве), работающими в 120 офисах, расположенных на территории более 50 стран.

Коллегии адвокатов и адвокатские бюро по российскому законодательству признаются некоммерческими организациями. Сразу же возникли и до сих пор не решены проблемы ограничения ответственности адвоката, страхования, запрета на заключение адвокатом трудовых договоров, невозможности применения упрощенной системы налогообложения, существенных затруднений участия в конкурсах на поставку юридических услуг для государственных нужд и конкурсах, проводимых коммерческими организациями и т. д.

В попытке создать условия для нормальной деятельности наши адвокаты вынуждены были помимо образования, предусмотренного адвокатским законом, учреждать общества с ограниченной ответственностью для организации платежей и приобретения охраняемых средств индивидуализации (напомним, что КС в определении от 10 февраля 2009 г. № 244-О-О отказал некоммерческой организации в праве на защиту своего фирменного наименования).

При такой "бытовой" неустроенности неудивительно, что юристы, не являющиеся адвокатами, сопротивляются установлению адвокатской монополии. Очевидно, они не усматривают преимуществ вступления в адвокатуру, которые могли бы компенсировать указанные недостатки.

Уверен, что многие юристы разделяют мнение о необходимости регулирования и стандартизации деятельности по оказанию правовых услуг. Они были бы рады организационно присоединиться к профессиональным и этическим стандартам адвокатуры. Но как юрист, практикующий в форме общества с ограниченной ответственностью, может это сделать? "Вольные" юристы говорят, что не желают вступать в адвокатуру до тех пор, пока она не позволит им урегулировать их бизнес. И в этом есть серьезная логика и проблема, без решения которой трудно двинуться вперед.

Две стратегии адвокатского сообщества

Конечно же, всем необходимо работать по единым правилам. И стандарты работы любого юриста должны быть созданы самим сообществом. Обеспечивать их исполнение также должно сообщество в лице его выборных органов. Именно поэтому, на VII Всероссийком съезде адвокатов, состоявшемся в Москве 22 апреля с. г., сделан серьезный шаг вперед в этом направлении. При Федеральной палате адвокатов создана Комиссия по этике и стандартам для разработки единых стандартов оказания квалифицированной юридической помощи и других стандартов адвокатской профессии, а также осуществления контроля за соблюдением Кодекса профессиональной этики адвоката и указанных стандартов. Главный вывод, который, как мне представляется, сделан на съезде, состоит в том, что урегулирование правового рынка путем его унификации, а также расширение компетенции адвокатуры возможно лишь тогда, когда сама адвокатура будет продвигаться к такому объединению. Модель регулирования рынка должна быть предложена обществу самими адвокатами. Для этого на сегодня есть все предпосылки.

Полагаю, что в создавшейся ситуации у адвокатского сообщества могут быть две стратегии: интенсивная и консервативная.

В соответствии с интенсивной стратегией следует вернуться к серьезному обсуждению вопроса об исключении из закона указания на непредпринимательский характер адвокатской деятельности и разрешить адвокатам осуществлять ее в одной из форм, предусмотренных для коммерческих организаций. Заместитель министра юстиции Елена Борисенко высказала мнение, что в Законе об адвокатуре "для объединения профессионального рынка юридической помощи необходимо дополнение существующих форм еще одной, которая будет адаптировать отношения, условно говоря, ООО для формы адвокатского образования с возможностью распределения прибыли между партнерами, принятия на работу адвоката и выстраивания с ним трудовых отношений и еще много иных аспектов. Это позволит строить партнерскую систему, которая существует по факту в таких организациях, развивать и капитализировать средние и крупные юридические компании внутри адвокатуры". К этим словам можно только присоединиться.

Консервативная стратегия предполагает конкретизацию норм закона об адвокатуре с включением в него новой формы коллективного адвокатского образования – "адвокатской фирмы" или "адвокатского партнерства" с ограниченной ответственностью. Основными чертами последнего предполагаются: заключение соглашения об оказании юридической помощи от своего имени, ограничение ответственности адвокатов, наличие адвокатов-партнеров и адвокатов-ассоциаторов, возможность найма адвоката партнерством, защита юридического бренда и некоторые другие возможности, характерные для хозяйственного общества. Это партнерство, являясь корпоративным образованием, должно иметь особенность в налогообложении – средства, получаемые им с налоговой точки зрения, являются доходами партнеров и не облагаются корпоративными налогами, как это существует и сейчас при налогообложении действующих форм адвокатских образований.

Главное на сегодня – создать основу для объединения всех юристов на базе адвокатуры, сделать адвокатские образования конкурентоспособными, удобными и привлекательными для юристов и бизнеса. При этом каждый адвокат и сами адвокатские образования, которые собственно и будут оказывать юридические услуги, обязаны соблюдать профессиональные и этические стандарты под контролем палат адвокатов, что позволит учесть публичную составляющую адвокатской деятельности.



ОРИГИНАЛ СТАТЬИ