Самарский правовой центр Самарский правовой центр
Официальная группа Самарского правового центра
телефон приемной (846) 267-30-76

Адвокаты недовольны процедурой проведения экспертиз по уголовным делам об экономических преступлениях.

20.09.2012

Адвокатское сообщество подготовило обобщение практики по уголовным делам об экономических преступлениях, в котором выразило острое недовольство низким качеством проведения по ним экспертиз, ущемлением подсудимых и защиты в этом вопросе, а также ангажированностью экспертов. Претензий накопилось столько, что они составили 60-страничную брошюру. Брошюра под названием "Научное обеспечение доказательств по уголовным делам об экономических преступлениях как гарантия защиты бизнеса в России" вышла в свет в начале сентября. Над ее составлением в течение нескольких месяцев работала Адвокатская палата Москвы совместно с адвокатской конторой "Аснис и партнеры". Один из инициаторов издания практики в формате брошюры, адвокат Петр Баренбойм, ранее рассказал "Право.Ru", что причиной послужили накопившиеся многочисленные вопросы к процедуре проведения экспертиз. "Многие составы [экономических] преступлений стали применяться более активно, например, преднамеренное банкротство, а также вопросы, связанные с акционерными обществами. Поэтому возник вопрос об экспертизах, которые, строго говоря, и следствие, и сами эксперты не знают как проводить, ну и, тем более, адвокаты", — признался он. Ссылаясь на практику, авторы обобщения акцентировали внимание прежде всего на проблемах неравенства сторон и ограничении конституционного права на защиту при использовании экспертиз и заключений специалистов. Зачастую, говорится в брошюре, адвокаты знакомятся с постановлением следователя о назначении экспертизы одновременно с вынесенным уже заключением эксперта. Об этом заявили 72% российских адвокатов из 500 опрошенных. Такое положение является нарушением профессиональных прав адвоката, лишает его возможности загодя сформулировать эксперту свои вопросы в интересах защиты (статья 198 УПК РФ), резюмируют авторы. Но даже, если следователь вовремя известит защиту обвиняемого о своем намерении назначить экспертизу, нет гарантий соблюдения принципа состязательности сторон. Дело в том, что УПК ничего не говорит по поводу права адвоката знакомиться с материалами, направляемыми эксперту. Это, по мнению составителей брошюры, также "значительно снижает возможности адвоката сформулировать вопросы для эксперта, а зачастую практически сводит их на нет". Сейчас ситуация, указывают авторы, такова: защита может задавать вопросы эксперту только через "следователя, который, как правило, имеет полное усмотрение по их произвольному отклонению". В обощении практики рассматривается и такая грань проблемы: адвокат практически лишен возможности реализовать свое право на заявление отвода эксперту или заявление ходатайства о производстве экспертизы в другом учреждении, поскольку защите при назначении исследования не известно, кто будет привлечен для его проведения. "Таким образом, получается, что заявить о некомпетентности эксперта адвокат-защитник может лишь после ознакомления с заключением эксперта. <…> Эти ситуации <…> следует считать не реализацией права на заявление отвода, а оценкой допустимости заключения эксперта", — говорится в документе. В подтверждении того, что эти трудности носят массовый характер, в обощении практики приводятся следующие цифры: правом отвода экспертов воспользовались 31% адвокатов палаты, но реализовать его удалось только в 0,5% случаев [в обобщении не указывается, за какой период]. В связи с этим адвокатское сообщество предлагает законодателям пересмотреть порядок назначения экспертизы в части предоставления сторонам минимальной информации об эксперте. Не решает проблему дисбаланса в состязательности сторон, по мнению адвокатуры, и право защитника привлечь к участию в деле специалиста. Называются несколько причин. Первая — заключение эксперта имеет более весомый правовой статус по сравнению с заключением специалиста. Вторая — заключение специалиста может попасть к эксперту, да и в суд только через следователей, которые нередко отказывают в приобщении к материалам полученную защитой информацию. Третья — адвокаты не считают обязанность суда допросить специалиста, явившегося по инициативе стороны, равнозначной праву обвинения назначить судебную экспертизу и впоследствии вызвать эксперта для допроса в суде, следует из проекта обобщения. "Во многих случаях суды отказывают в допросе специалиста, ссылаясь на отсутствие правил такого допроса в УПК РФ", — говорится в документе. Кроме того, авторы обобщения повторяют слова научного сообщества об отсутствии в открытом доступе мето­дик проведения экспертиз, а также на имеющиеся расхождения в названии и методиках судебно-экономических экспертиз, предусмотренных в нормативных базах Минюста и МВД России (судебные финансово-экономические и судебные финансово-аналитические). Упоминается в документе и проблема условной независимости экспертов. Дело в том, что производство исследования обычно поручается эксперту, состоящему в том же ведомстве, что и следователь. В свою очередь эксперт всегда административно подчинен руководителю экспертного учреждения, а оно само — своему учредителю, то есть соответствующему ведомству, например, МВД России или Минюсту.


Информация взята с ресурса http://pravo.ru